It's never too late to become what we might have been.

Неподалеку от нас, в Санта Барбаре (час с чем-то езды по побережью), один молодой человек раздобыл оружие, записал на видеокамеру исповедь о своей тоске, девственности и непопулярности у девочек, выложил видео в интернет, и пошел расстреливать шесть человек и ранить еще тринадцать. Потом выяснилось, что его папа работает режиссером на “Голодных Играх” (да, того самого, где одни дети убивают других), но второго юнита (по сути - эшелона), грубо говоря, снимает всякие там пейзажи без актеров и прочее небо, которые потом вставляют между дублямя с людьми в кадре. Это не очень денежная профессия, и ее сложно назвать большим успехом в Голливуде. Историю про этого мальчика крутят по всем теле- и радио-каналам уже неделю. Мальчик - звезда. Папина карьера стремительно катится в мусорную корзину, радио его уже называет фотографом-извращенцем просто потому что он снимал эротические черно-белые снимки красивых женщин (а кто не снимал?). Также сообщают, что родители год назад звонили в полицию с вопросом “наш сын говорит о суициде, и хочет всех поубивать, куда нам с этим идти?” Полиция отправила их домой ужинать, ну, да, мальчик одинок и расстроен, но он же из Санта Барбары, вы чего, все будет хорошо.

Еще, конечно, он написал манифест в сто тридцать семь страниц с пояснениями о том, что и почему он собрался сделать. И тут надо заметить, что не все сумасшедшие - серийные убийцы, и, наоборот, тоже не все. Но каждый обиженный жизнью американский школьник похож на другого такого же одним - голова разве что не взрывается от голливудского давления на мозги (красота, успех, худые ноги и животы, красивые мышцы, идеальные лица, если-ты-нет-то-ты-никому-не-нужен), от количества прессы вокруг, которая забита людьми известными без достижений и, вообще, пропагандой публичного успеха, как единственного способа смысла (и одобрения) твоего существования… 

Но есть один удивительный момент. Мальчик записывает такое видео потому что знает, что его увидят, он пишет манифест потому что знает, что его прочитают. Имен убитых, кого тут не спроси, никто не знает, но имя убийцы знают все. Это история Марка Чапмэна, застрелившего Леннона. В каких-нибудь двадцатых-тридцатых никто твое письмо не прочитал бы, и видео не посмотрел бы, поэтому и процент такого рода происшествий в Америке был сильно меньше.

Если бы я жила бы идеальном мире, таком, как в фильме “Аватар”, где все бегают по лесу синенькие и с хвостами, да еще бы и выбилась в какие-нибудь локальные лидеры, моим первым законопроектом было бы, запретить публичное обсуждение таких вот дел вне зала суда. Никаких СМИ. Никакой славы. Записал видео и пошел убивать? Такое видео нигде и никогда не покажут. И обсуждать это категорически никто не будет. Нужен какой-то такой закон и в этом мире, обязательно нужен.