Дневник здорового образа жизни. Часть первая.

Я окончательно помешалась на здоровом образе жизни. Уже шесть месяцев я не пью алкоголь. Нет, и на новый год тоже нет (и шампанское по утрам тоже - нет). Еще я пребываю в состоянии строгого вегетерианства. То, что я стала совсем по-другому выглядеть - это одно дело. Другое дело, процесс выбора и принятия пищи, - пока еще мука, потому что фиг ты ее эту пищу найдешь. Ну, то есть мы летим в Лас Вегас праздновать день рождения Роберта (ему восемьдесят), там же концерт у Эндрю (ему в эти дни двадцать восемь, а это значит, что опять целую неделю мы с ним будем одного возраста). У нас в семье все родились в апреле, короче. За исключением пары человек, родившихся в ноябре. Так вот, что трезвому вегетерианцу без склонности к азартным играм делать в Вегасе? Я, как известно, всегда выигрываю, и это очень опасно. Кто-нибудь слышал истории об игроках в казино, которые заканчиваются хорошо? Вот, я и держусь от них подальше. А то как куда доллар засуну, сразу вылезает двести.

Также оказалось, что никаких интересных магазинов, которых у нас нет, там не существует. Про культурную жизнь я вообще молчу. Все огромных размеров и все вредное. Какие-то шоколодные конфеты размером с лимузин, везде гуляют люди с такой байдой в руках - песочные часы размером с настольную лампу, наполненные алкоголем, и нате вам трубочку еще. Курить можно абсолютно везде, как в Китае. Мы спустились в казино, Мэтт засунул двадцать долларов в какой-то автомат и пошел дальше. Я, спотыкаясь о ковер, за ним. Можете себе это представить. Я, на каблуках, с прической как из сериала Династия (на эти дела у меня теперь полно времени по утрам, и иногда я заигрываюсь), но без улыбки, в зубах - сельдерей, в руке стаканчик с декаф-кофе, и унылый Мэтт, который теперь все время жалуется на то, что быть постоянно трезвым невыносимо скучно, особенно, когда вот, - и показывает вокруг. Причем его “вот" относится скорее к обычной реальности, и она частенько невыносима. А в Вегасе не то, что напиться хочется, хочется сразу нырнуть в бассейн с кокаином и не выныривать, пока вот-это-все не закончится, то есть пока тебя не снимут с самолета, и не привезут домой, и ты не проснешься там через три дня, с вопросом, "кто я?” и “кто вы такие?"

Для тех, кто занимается йогой в шесть утра, Лас Вегас - неподходящее место. Потому что все остальные еще допивают свою Маргариту, а ты уже встал. Удивительным образом, каждое утро у меня там было ощущение похмелья, несмотря на то что ему неоткуда взяться. Коллективное бессознательное, стало быть. Мы пошли ужинать в какой-то моднющий ресторан, подозрительно напоминающий Москву (громко, дорого, на широкую ногу, вип-зоны), и среди всех деликатесов в меню мне подошел только овощной суп. Судя по тому, что минестроне на вкус был как из консервов, приготовили его первый раз и специально для меня, о вопросе специй они, видимо, подумают ко второму такому клиенту. Все остальные жуют лобстеров и восхищаются кухней. Скоро принесут торт, который мне тоже нельзя - потому что там молоко и яйца. С днем рождения, короче. Нет, я понимаю, что остальные родственники сначала смотрели на нас, как на умалишенных, потом зауважали, а теперь уже забыли и наплевали, нет ничего в меню? Ну, сорри. 

К вечеру второго дня я съела пустой круассан несмотря на наверные молоко и яйца в тесте, стала плакать, проситься домой. Мэтт отвез меня в какой-то красивый магазин и велел выбирать платья, чтобы меня чем-то занять, а потом выгрузил в бассейн. Давай, сто кругов и спать, а то ты кого-нибудь побьешь. Но на всякий случай мы еще пошли посмотреть фонтан во дворе Белладжио, который показывали в “Друзьях Оушена". Я сделала вид, что вдохновилась. На самом деле меня не покидали мысли о том, что праздник беспечной жизни, где главная ценность - небрежное отношение к своему телу для меня закончился. Во всяком случае, просвета не видно. 

На второй ужин я не пошла, я пыталась почитать книгу, но даже на двадцать девятом этаже было как-то шумно, включила телевизор, там показывали настоящую Америку. Ту, которая “пусть говорят”, только местную, там две темнокожие толстые тетки выдирали друг другу волосы прямо в студии. Народ ликовал. Даже с субтитрами я не могла разобрать, на каком таком языке они говорят. Сколько интостранец русский не учи в МГУ на вечерних курсах, “пусть говорят” он все равно не поймет. Ну, вот, кстати, да. Раньше, когда меня спрашивали про Лас Вегас, я говорила, что там нечего делать. Но мне никто не верил потому что я там не бывала. Так вот, я все еще придерживаюсь того же мнения. Более того, мне кажется, что выпив там шампанского я бы тут же удавилась на месте, хотя шума и гама стало бы поменьше уже на стадии шампанского. Там удивительно людно. И удивительно скучно. Надо признать, что еще некрасиво. Потому что гигантомания, которая обрела свой дом в невадской пустыне, напоминает очень хреново обернувшийся лсд-трип. Посмотрите лучше сирк дю солей у себя дома. Ведь и в ваш город он когда-нибудь приедет.

Выписываясь из этого дурдома со своим голубым чемоданчиком в руке я наткнулась у лифта на лучшего друга своего бывшего парня. Я сделала моментальные сто восемьдесят на каблуках, уткнулась Мэтту в грудь и сказала, стой тут, я потом объясню, двадцать девять этажей с этим чуваком вниз я не поеду. Хватит с меня уже. Мэтт удивился, но я сказала, что это было бы совершенно неважно, если бы не надо было отвечать на вопросы. Потому что последний раз он меня видел условно бездомную на улицах Голливуда (ну, не было дома, зато была машина семьдесят седьмого года, как в “Криминальном Чтиве”), незамужнюю брюнетку, и вообще это было в прошлой жизни. Даже в позапрошлой. Мэтт пожал плечами и больше ничего не сказал, он у меня чудный. 

Но вернемся к здоровью. Йоги в шесть утра, ежедневных занятий спортом и совершенно другой системы питания, чем у всего окружающего меня народа, оказалось недостаточно. Я раскопала информацию о чистке печени от врача, о котором на английском ничего гугл не находит (только на испанском), но есть его англоговорящие видео на ютубе. Оказалось, что для того, чтобы очистить печень от того, что в ней у нас у всех лежит (вы погуглите), нужно готовиться к чистке неделю, и сделать их штук двенадцать с перерывом в две недели (то есть возни на год). Но зато потом не будет рака никогда и вообще. Бедный, бедный Мэтт. Надеюсь, он поймет, что все вот это (то есть я) - на самом деле везение до того, как ему захочется меня убить. Потому что к здоровому образу жизни надо привыкнуть. Мало перестать пить, мало перестать трескать наркотики по делу (на вечеринках) и без дела (если врач выдал, а каждый врач вам выдаст, скажите, у кого дома нет таблеток?). Мало йоги, мало спорта. Это все первый уровень. Теперь у меня есть врач-интуит, который рассказывает на ютубе, че делать и это только начало. На видео он выглядит гораздо младше своих пятидесяти двух. У него седые волосы. Если их покрасить, то он вполне может претендовать на 28-34. А еще пару лет назад он погиб при невыясненных обстоятельствах. Наверное, спецслужбы решили, что сейчас он обрушит всю фармакалогию и современную медицину и накрыли его медным тазом. Понимаю. Мэтт, честно говоря, иногда меня готов накрыть медным тазом. Но, как известно, я, если че решила, остановить меня может разве что… Да, именно, абсолютно ничего.

И это еще ладно, но потом я наткнулась на второй уровень. Об этом напишу во второй части. Так что если я буду выглядеть в пятьдесят все еще на восемнадцать, не удивляйтесь. У меня новая игрушка.

И пейте поменьше кофе.