Пошли вчера вечером смотреть нового Уэса Андерсона.

Уэс Андерсон и Тильда Суинтон на съемках фильма The Grand Budapest Hotel

В Лос-Анджелесе, как это ни странно, старое и независимое кино смотреть почти негде. Синематека, три кинотеатра в разных концах города и хватит. Есть еще закрытые показы, но туда надо попасть. Мэтт, например, посмотрел последний фильм Спайка Джонзи Она” больше года назад, на стадии созданя постера и по дружбе с режиссером. Я, избалованная, прослушала на какое кино он едет на студию, осталась дома книжку читать. Теперь жду дивиди и прислушиваюсь к мужу внимательнее.

Мы пошли в кинотеатр, который обычный, не крошечная каморка с неудобными сидениями для любителей авторского кино, а вполне себе Landmark, где и блокбастеры крутят, и оскаровских номинантов всех по порядку, и то независимое кино, которое будет интересно широкой лосанджелесской публике. Я уже даже научилась понимать, по какому принципу его отбирают. Мэтт решил, что все-таки попкорн потому что не успели поужинать. В таких фильмах сильно меньше шума, ничего не взрывается поэтому каждого, кто с попкорном, слышно. Я кожей чувствую, как раздражаются интеллектуалы, поэтому разделываюсь со своей горсткой кукурузы на бесплатных коротких фильмах, которые показывают вначале.

Дома.

- Какой там интересный народ, можно физически почувствовать, как они заводятся от попкорна. Хотя приблизительно ползала жует. 

- Лицемеры потому что. Ты посмотрела по сторонам? Вокруг нас было полно людей с лишним весом, но без попкорна. То есть гамбургер им есть можно. А попкорн в кинотеатре, в котором его продают для этой цели, - фи.

- Кстати, я весь фильм думала, что они корову едят, им ее не жалко, а кошку, выкинутую из окна - очень. Ты обратил внимание, что на оторванную голову человека они не реагируют никак, а на кошке задерживает дыхание весь зал. Каждый раз, когда напоминают о ее безвременной кончине. 

- Причем кошка - это в черной комедии, не в жизни. И умерла она моментально. А как их корову убивают - ты расстроишься, если узнаешь. И все потому что культ домашних животных.

- Твоя мама любит собаку бывшей девушки твоего брата очевидно сильнее, чем меня. Она с ней на полном серьезе постоянно разговаривает. Причем не сама с собой, а именно что с ней. Наблюдая за этим процессом я поняла, что собака по-английски ничего и никогда не понимает. То есть по-английски она не говорит, она просто ждет, когда дадут жрать. И если быстро не дают, начинает лаять. И тут же все дают.

- Ну, это отдельный разговор. И довольно-таки бесполезный.

- Мне кажется, что каждому человеку очень хочется искренней близости, некоторым даже привязанности. А здесь как-то не очень принято испытывать искренние близкие чувства. Это скорее отклонение от нормы и то, с чем в себе лучше бороться. Катастрофически много личного пространства внутри, которое ни в коем случае нельзя позволять никому занимать. А вот собакам можно. Это (пока) не считается нарушением. Хотя меня бесят все эти люди, которые относятся к собакам, как к людям, сажают за стол, позволяют ходить за тобой и канючить еду, всегда. И ничего нельзя сказать. Нет такого слова “сидеть” в калифорнийском языке. Собаки - как инвалиды, как усыновленные дети, или как дети, чьи родители считают, что ребенку никогда нельзя говорить “нет”, как чернокожие, в конце концов, с ними только очень аккуратно и обходительно. 

- Ты не любишь животных.

- До жизни в Калифорнии я считала, что люблю. Я всегда хотела собаку. Но я как-то травмирована ими здесь. Точнее их хозяевами. Так, а что ты думаешь про фильм?

- Я думаю, что это наш с тобой любимый режиссер. Там настолько все нереально, что в какой-то момент начинает казаться абсолютно реальным.